Advertisement
навигация
------------------------------------
Поддержать проект
------------------------------------
Пользователь

Пароль

Запомнить меня
Забыли пароль?
Популярные книги



Главная arrow Публикации arrow Записки arrow Записки наблюдателя arrow Два мифа
Два мифа Версия для печати Отправить на e-mail
Написал kosta   
Friday, 30 October 2009
«Хочешь завоевать мир – придумай религию»
Каждый из нас неоднократно слышал ранее от ревностных «верующих», да и сейчас тоже, что мы «грешники», мы рождены во грехе, падшие рабы божьи, что нас ждет преисподняя и т.д. Давайте немного проанализируем подобные высказывания и попытаемся их опровергнуть.
Что же произошло?
Чтобы оправдать свой человеческий страх, люди придумали Бога, который поступает подобно человеку. Поэтому мы говорим об “обещании”, данном Богом своему “Избранному Народу”, и о заветах Бога тем, кого Бог любит “особым образом”.
Мы не можем примириться с мыслью о том, что Бог не любит никого иначе, чем любого другого, поэтому мы создали вымыслы о Боге, который любит только некий определенный народ по неким определенным причинам. И эти вымыслы мы называем религиями. Скорее всего их можно назвать богохульством. Поскольку сама мысль о том, что Бог может любить кого-то одного больше другого, ошибочна — и любой ритуал, который требует подобного заявления от нас, не священен, а кощунственен.
Это кому же в голову могла придти мысль о том, что обрезав часть крайней плоти с детородного органа, человек примкнул к богоизбранному народу. Бред. А ведь многие и впрямь поверили. А разве кто-нибудь задумывался над тем, что означает слово Израиль, он же Иаков, он же «Идущий к Богу» или «Восходящий к Богу».
Религия, в том виде, в каком мы ее создали, искажает Слово Божье, чтобы оправдать свои страхи и объяснить свое ненормальное обращение друг с другом.
Мы приписываем Богу слова, которые он должен был бы сказать для того, чтобы мы могли продолжать ограничивать друг друга, обижать друг друга и убивать друг друга от Его имени. Не удивляйтесь, именно медленно убивать друг друга. Примером может служить наша пищевая промышленность, институт здравоохранения и др.
Да, мы столетиями ссылаемся на Бога и размахиваем Его флагом, мы несем кресты на поля сражений, —и все это для того, чтобы доказать, что Бог любит один народ больше другого и требует, чтобы мы убивали, чтобы это доказать.
Скажу вам так: любовь Бога безгранична и безусловна.
Это единственная вещь, которую мы не можем услышать, единственная истина, которую мы не можем вынести, единственное заявление, которого мы не можем принять, потому то, что она включает всех и все, разрушает все наши религии и правительственные институты. Ибо мы создали культуру, основанную на исключении, и в поддержку придумали миф о Боге, исключающем что-то в пользу другого.
Но культура Бога основана на включении. Любовь Бога включает всех. В Божьем Царстве приветствуют каждого. И эту истину мы называем богохульством.

И мы должны это делать. Ведь если это правда, значит, все, что мы создали в своей жизни, неверно. Все человеческие coглашения и все человеческие построения ошибочны в той степени, в какой они не являются безграничными, вечными и свободными. Раз ошибочны, значит грешны. Ведь грех* – это и есть ошибка.

Вспомним слова Гермеса: "Сам Египет впадет в вероотступничество, наихудшее из зол. Он, когда-то святая земля, любимая богами за преданность их культу, наставничество в святости и набожности, станет примером всяческого насилия. Тогда, исполнившись отвращения к вещам, человек не будет более иметь для мира ни восхищения, ни любви. Он отвернется от сего совершенного творения, наилучшего, который мог бы быть в настоящем, как и в минувшем и в грядущем. В тоске и утомлении души будет только пренебрежение сей огромной Вселенной, сим нерушимым созданием Бога, сим славным и совершенным строением, многочисленной совокупностью форм и образов, где Воля Бога, щедрого на чудеса, собрала все в неповторимое зрелище, в соразмерное сплетение, достойное вечного почитания, хвалы и любви. Но тьму предпочтут Свету, смерть будет считаться лучше, чем жизнь, и никто не обратит свой взор в небо.    Человека благочестивого будут принимать за сумасшедшего, безбожного за мудрого, бешеного - за храброго, наихудшего - за наилучшего. Душа и все, что имеет к ней отношение, - рождена ли она смертной или только надеется заслужить бессмертие? - все, что я вам здесь изложил, над этим будут только смеяться, в этом будут видеть только тщеславие. Над теми, кто останется верен религии Ума, поверьте мне, нависнет даже угроза смерти. Будут установлены новые законы, но ничто святое, ничто набожное, достойное неба и тех, кто его населяет, не будет услышано и не найдет веры в душе.    Прискорбный разрыв богов и людей! Останутся только злые ангелы, они смешаются с жалким человечеством, приложат к нему свою руку, толкая его на всяческие безрассудства, войны, грабежи, обман и все, что противно природе души."  

Как может быть что-то “ошибочным”, если такого понятия, как “правильный” и “неправильный”, не существует?
Вещь может быть ошибочной только в той степени, в какой ее работа не соответствует ее назначению. Если дверь или окно не открывается и не закрывается, ты не назовешь их “неправильными”. Ты просто скажешь, что они не так установлены или не так работают —поскольку они не служит своему назначению.
Все, созданное нами в своей жизни, в своем человеческом обществе, все, что не служит своему назначению в становлении нас как человека, ошибочно. Это ошибочная конструкция.
В чем же заключается наше становление себя как человека?
Решать и заявлять, создавать и выражать, испытывать и осуществлять то, что сам задумал, руководствуясь Законами Бога. Это наше назначение в становлении себя как человека и это назначение всей жизни.
Кто-то обязательно скажет: «Вы разрушаете религию, вы осудили правительства. Куда мы теперь?
Прежде всего, мы ничего не разрушали, не отвергали и не осуждали. Если созданная кем-то конструкция не работает и не выполняет того, что должна была выполнять, описать ее состояние — не значит разрушить, отвергнуть или осудить.
Попытайся вспомнить разницу между осуждением и наблюдением.
Что же касается религии, то мы утверждаем, что место, в которое мы хотим попасть, — это место, где вы сможете по-настоящему узнать Бога и по-настоящему любить Бога. Мы просто отмечаем, что наши религии не приведут нас туда. Наши религии сделали из Бога Великую Тайну и вынуждают нас не любить Бога, а бояться Бога.
Религия дает слишком мало для того, чтобы мы изменили свое поведение. Мы по-прежнему убиваем друг друга, осуждаем друг друга, поступаем друг с другом “неправильно”. И, фактически, именно наши религии вдохновляют нас на это.
И, что касается религии, смею только заметить, что, по словам большинства людей, они хотят, чтобы она привела их в одно место, а она приводит совсем в другое.
По нашим словам, мы хотим, чтобы наши правительства обеспечили мир, свободу и спокойный быт, а мы наблюдаем, что, в том виде, в каком мы их придумали, они не обеспечивают ничего подобного. Наоборот, наши правительства ведут нас к войнам, увеличивая нехватку свободы, жестокость в быту и перевороты.
Мы не способны решить основные проблемы, просто обеспечивая людям пишу, поддерживая здоровье и сохраняя жизнь, тем более мы не способны принять вызов, предоставив им равные возможности.
Сотни людей на планете ежедневно умирают от голода, тогда как тысячи каждый день выбрасывают пищи столько, что можно было бы прокормить целые страны.
Мы не можем справиться с простейшей задачей передачи того, что не нужно “имущим”, “неимущим” — тем более решить вопрос, хотим ли мы более справедливо разделить свои ресурсы.
Только это не осуждение. Это правда, которую мы наблюдаем в нашем обществе.
Давайте зададим себе вопрос: «Но почему? Почему это так?. Почему мы за столько лет добились столь малого прогресса в ведении наших дел?.:
А разве лет? Столетий.
Это связано с первым мифом человеческой культуры, а также со всеми остальными мифами, которые за ним неизбежно последовали. Пока они не изменятся, ничто не изменится. Потому что на основании своих мифов мы строим свою этику, а наша этика определяет наше поведение. Только проблема в том, что наш миф противоречит нашему основному инстинкту.
Первый миф нашей культуры о том, что в основу человеческого существа заложено зло. Это миф о первородном грехе**. Миф утверждает, что зло не только основа человеческой природы, но именно благодаря ему человек появляется на свет.
Учение о первородном грехе подробно разрабатывал Августин в противовес Пелагию, который учил о том, что люди обладают свободой воли, позволяющей им подчиниться заповедям Божьим, и что они могут достичь совершенства своими собственными усилиями. Августин отстаивал мысль о том, что люди предрасположены ко греху и что все они рождены во грехе, поскольку восприняли по наследству греховность Адама.
С возникновением протестантизма учение о первородном грехе получило новое развитие. Лютер определял его как «внутреннее, самое сокрушительное и самое глубокое, непостижимое и неизъяснимое повреждение человеческой природы в целом и во всех ее проявлениях». Римско-католическая церковь на Тридентском соборе (1545–1563) отвергла этот взгляд как преувеличение, подтвердив, вместе с тем, традиционное учение о том, что Адам, «осквернив себя грехом неповиновения, передал всему человеческому роду не только телесные скорби и смерть, но и самый грех, который есть смерть души».
Второй миф нашей культуры о том, что выживут "самые достойные".
Этот второй миф утверждает, что некоторые из представителей человечества сильные, а некоторые слабые и, чтобы выжить, мы должны быть вместе с сильными, тянуться к ним. Мы будем делать все, что сможем, чтобы помочь своим собратьям, но, если и когда речь пойдет о нашем собственном выживании, в первую очередь позаботимся о себе. Мы даже позволим другим умирать. В действительности, мы идем еще дальше. Если мы считаем, что вынуждены делать это для себя и собственного выживания, мы будете по-настоящему убивать других -предположительно, "слабых", -этим самым утверждая себя как "самых достойных".
Некоторые из нас оправдывают это нашим основным инстинктом. Его называют "инстинктом выживания" или «самосохранения», и именно этот миф нашей культуры положен в основу вашей социальной этики, в значительной степени определяя наше групповое поведение.
Но наш "основной инстинкт" - это не выживание, а скорее справедливость, единство и любовь. Это основной инстинкт всех разумных существ повсюду. Это наша клеточная память. Это наша врожденная сущность. Таким образом, опровергается наш первый миф. Зло не заложено в нас от природы, мы не рождены в "первородном грехе".
Если бы нашим "основным инстинктом" был инстинкт "выживания" и если бы в основе нашей природы лежало "зло", мы бы никогда не бросались инстинктивно спасать падающего ребенка, тонущего человека, мы бы не бросались спасать никого ни от чего. И в то же время когда мы действуем, опираясь на инстинкты, и проявляем свою основную природу, когда не думаем о том, что делаем, мы поступаем именно таким образом, даже на свой страх и риск.
Значит, нашим "основным" инстинктом не может быть инстинкт "выживания" и нашей основной природой, несомненно, не является "зло". Наш инстинкт и наша природа -отражать сущность себя самих, то есть справедливость, единство и любовь.
Учитывая социальный смысл всего этого, важно понимать разницу между "справедливостью" и "равенством". Искать равенства, или быть равными, не может быть основным инстинктом ни одного разумного существа. Как раз совсем наоборот.
Основной инстинкт всех живых существ - выражение уникальности, неодинаковости. Создание общества, где бы два существа были по-настоящему равны, не только невозможно, но и нежелательно. Общественные механизмы, стремящиеся создать подлинное равенство - другими словами, экономическое, политическое и социальное "единообразие", работают против, не в пользу величайшей идеи и высочайшей цели, которые заключаются в том, чтобы каждое существо обладало возможностью осуществить свое самое сильное желание и, таким образом, по-настоящему жить.
Для этого требуется равенство возможностей, а не равенство на деле. Это и называется справедливостью. Равенство на деле, обусловленное внешними силами и законами, исключало бы, а не создавало справедливость. Оно исключало бы возможность подлинного создания собственной жизни, что является высшей целью человека где бы то ни было.
Что же может обеспечить свободу возможностей? Системы, которые позволяли бы обществу удовлетворять основные потребности выживания каждого индивида, освобождая всех для саморазвития и самосоздания, вместо того, чтобы заниматься самовыживанием. Другими словами, системы, имитирующие подлинную систему, называемую жизнью, где выживание гарантировано.
Ни одно общество, созданное вокруг мифа о "врожденном зле" или "выживании самых достойных", не может достичь такого понимания.

__________________________________________________

Действительная трактовка терминов:
*Грех – ошибка мышления. Соответственно 
первородный грех – ошибка первой мысли.
Грех - в русском языке по значению соответствует понятию «ошибка» (ср. «погрешность», «огреха»). Аналогично греки обозначали понятие греха словом αμάρτημα (αμαρτία), означающим «промах, погрешность, провинность», а иудеи — словом «хэт» — «промах». (Википедия – свободная энциклопедия)

Комментарии

Комментарии разрешено оставлять только зарегистрированным пользователям.
Войдите в систему или зарегистрируйтесь.

< Пред.   След. >
 
дополнительно
Афоризм
Анекдот






Advertisement
Copyright 2000 - 2005 Miro International Pty Ltd. Все права защищены. Mambo свободно распространяемое программное обеспечение по GNU/GPL лицензии.
Локализация и поддержка русской версии Мамбо: - команда РУ-МАМБО - официальный партнер локализации - РУ-МАМБО-ФОРУМ

Design С 2005 by "VK Studio"
Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика