Advertisement
навигация
------------------------------------
Поддержать проект
------------------------------------
Пользователь

Пароль

Запомнить меня
Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы. Регистрация
Популярные книги



Главная
благодатный огонь Версия для печати Отправить на e-mail
Sunday, 03 April 2011
На наших глазах наряду с культом очередного «нашего всего» сложился один из главных государственных обрядов – культ Благодатного Огня, который в Великую субботу якобы чудесным образом возгорается в кувуклии храма Гроба Господня в Иерусалиме в руках православного патриарха и самолетом доставляется оттуда в Храм Христа Спасителя.

Когда население в массе бедное-несамодостаточное и потому зависимое от начальников или хозяев или от общины и к тому же, как ныне в РФ, умышленно десубъектизируемое и потому духовно-растерянное или пофигистски-циничное, - то нет внизу сил для обретения самостоятельного суждения о происходящем и вообще некогда задумываться о жизни, ибо потребности животного выживания полностью вытесняют способности думать и осознавать свои интересы. Как гласит русская поговорка – «без денег и разума нет», и Пётр Аркадьевич Столыпин вслед за знаменитым британским премьером Бенджамином Дизраэли любил напоминать, что «деньги – это чеканная свобода». Бедность – это досубъектность, а где нет субъектного или критического отношения к действительности – там невозможна Правая Вера, а навязываемое извне обрядоверие оборачивается пошлым суеверием. И есть масса более-менее небедных людей, которые из-за слабости духа и греховности отдались инерционности обывания и предстают обессмысленной толпой или, в терминах Мартина Хайдеггера, - Das Man. Для этой очень многочисленной категории подданных или граждан свойственно обычно то или иное обрядоверие, часто переходящее тоже в суеверие. Наконец, в десубъектизируемых обществах типа нынешней РФ моден уход многих интеллектуалов и образованцев от очевидной политической мерзости не в Правую Веру, которая требует непосильной для многих самостоятельности осмысления и выбора, а в ту или иную традиционную или сектантскую частную конфессию, которая навязывает им удобное обрядоверие и нередко предлагает инициации, сопряженные с суеверием. Сплошь и рядом сталкиваюсь со всеми подобными вариантами.

И вот человек вроде бы грамотный и творческий, но не проникшийся высшей правдой Богосаможертвоприношения и потому не овладевший субъектной системой координат, начинает чуть ли не с пеной у рта убеждать меня в реальности того-иного православного (или католического, или буддийского) чуда. Я успокаиваю человека и даже поддакиваю и говорю, что много в мире пока непознанного, но каждое «чудо» надо воспринимать критически и прежде всего искать его естественно-научные причины. Хороший пример – исследование Туринской плащаницы, которое уже принесло много интереснейших результатов, хотя до разгадки всех тайн ещё далеко. А мироточение ряда чудотворных икон или нисхождение Благодатного Огня следует для начала подвергнуть сомнению. «Верить» - для досубъектных, а субъектным присуще не «верить», а «знать». Тем более, что о фальсификации чуда с возжиганием Благодатного Огня говорят сами православные иерархи.

В понедельник газета «Московский комсомолец» опубликовала статью Сергея Бычкова Быть ли в этом году благодатному огню? (21 апреля 2008 г., № 86 /24744/, стр. 2):

«Огромное впечатление на российских журналистов, поездку которых на Святую землю организовал Фонд Андрея Первозванного, произвела пресс-конференция иерусалимского патриарха Феофила. Оказывается, Благодатный огонь, по словам иерусалимского патриарха, совсем не ежегодно свершающееся чудо, а лишь напоминание о свете, воссиявшем при Воскресении Христа.

“Мне, - пояснил один из участников встречи с патриархом иерусалимским, - такого слышать от предстоятеля Церкви еще не приходилось. Да и местные сказали, что так грубо блаженнейший Феофил высказывается впервые”. Диакон же Андрей Кураев подробно изложил высказывания предстоятеля Иерусалимской церкви.

“Поводом для откровенных заявлений патриарха, - по словам диакона Андрея, - стал вопрос одного из членов российской делегации о том, считает ли патриарх нормальным, что прихожане его патриархата - это арабы, а епископы - сплошь греки”. Далее диакон Андрей Кураев цитирует патриарха Феофила: “Наша Церковь никогда не занималась политикой и бизнесом. Господь хранит нас как колыбель всех церквей. Он хранит своим промыслом нас сам. Но это греческая метафизика, которую русским, наверное, трудно понять”. Понятно раздражение патриарха - сегодня русский бизнес успешно осваивает все те приобретения в Святой земле, включая недвижимость, которые были совершены в XIX в. тогдашним главой Русской духовной миссии архимандритом Антонином Капустиным. Тогда как храм Гроба Господня и другие православные святыни Святой земли пребывают в небрежении.

Во время пресс-конференции предстоятель Иерусалимской церкви развеял характерные для русского благочестия представления об обряде возжигания огня в Великую субботу в храме Гроба Господня. По словам диакона Андрея Кураева, патриарх всячески избегал терминов “чудо” или “схождение”, заявив, что обряд Великой субботы - “это церемония. Как некогда пасхальная весть от гроба воссияла и осветила весь мир, так и ныне мы в этой церемонии совершаем репрезентацию того, как весть о воскресении от кувуклия разошлась по миру”.

Ничего страшного в этом признании нет. Достаточно вспомнить разговор первого главы Русской миссии в Иерусалиме, епископа Порфирия Успенского, с патриаршим наместником, филадельфийским епископом Дионисием. Последний откровенно говорил об обычном способе зажигания святого огня в кувуклии патриархом иерусалимским. Преосвященный Порфирий пишет: “Рассказавши все это, митрополит домолвил, что от одного Бога ожидается прекращение благочестивой лжи. Как он ведает и может, так и вразумит и успокоит народы, верующие теперь в огненное чудо Великой субботы. А нам и начать нельзя сего переворота в умах, нас растерзают у самой часовни Св. Гроба”.

Диакон Андрей Кураев так откомментировал слова патриарха Феофила: “Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверное, и не мог”. Эти слова звучат более чем странно - год назад, в Великую субботу, он, комментируя прямую трансляцию этого обряда на российском телеканале НТВ, уверял зрителей, что огонь сходит в виде молнии с неба. И что это является зримым подтверждением истинности православия. Среди российских верующих упорно муссируется слух, что если Благодатный огонь не сойдет в одну из суббот, то это означает, что близок конец света. Интересно, полетит ли в эту Великую субботу председатель Попечительского совета Фонда Андрея Первозванного Владимир Якунин в Иерусалим за Благодатным огнем? Или объяснение патриарха Феофила остановит его?

В 1949 году русский литургист Николай Успенский заявил, “что огонь, зажигаемый на Гробе Господнем от скрытой лампады, все-таки есть огонь священный, получаемый с места священного. Для нас этот огонь есть, был и будет священным еще и потому, что в нем сохраняется древнехристианская и вселенская традиция. Традиция, связанная с верой во Христа, как света истинного, просвещающего всякого человека, приходящего в мир. Традиция, с которой христиане завершали каждый день своей жизни”.

Остается порадоваться тому, что нашлись наконец-то люди, которые взяли на себя разоблачение этой благочестивой лжи. Отрадно, что среди них не только патриарх иерусалимский Феофил, но и русский диакон Андрей Кураев».

Поднялся шум. Дело в том, что чудо Благодатного Огня стало в последние годы фактически государственным культом путинской России. И это «чудо» в известных шкурных целях впаривается в души бедных россиян. Досубъектным, как полагается, внушается ненависть к разоблачителям «чуда», а участвующие в десубъектизации России всячески наводят тень на плетень. Насаждаемое суеверие предстает очередным опиумом, который простодушному народу подсовывает антинародная власть. «Голосуй за кого надо и верь в то, что тебе говорят, и не думай, а следуй - и исполняй».

На Интернет-форуме газеты «Московский комсомолец» мнения разделились:

Лучше не скажешь:
«Тогда некоторые из книжников и фарисеев сказали: Учитель! Хотелось бы нам видеть от тебя знамение. Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему» (Матфей 12:38-39).

Свой:
Благодатный Огонь возникает «ниоткуда». Православный священник согласно обряду раздевается, оставаясь в одном лишь подряснике. Это делается для того, чтобы было видно: он не прячет спичек или еще чего-нибудь, способного зажечь огонь. Патриарха осматривают еврейские полицейские и обыскивают представители других конфессий. Затем патриарх входит внутрь Кувуклии - так называется небольшая часовня посреди храма Гроба Господня. Перед тем, как патриарх войдет в Кувуклию, ее тоже тщательно осматривают, убеждаясь, что ничего, кроме незажженной лампады с маслом, там нет. Дверь закрывают, и наступает напряженная тишина. В пещеру не может войти никто, у входа останутся и телевизионщики. Все молятся, прося Господа даровать Благодатный Огонь. В соответствии с преданием тот день, когда Благодатный Огонь не сойдет, будет последним, наступит конец света, и сам храм будет разрушен. В разные годы томительное ожидание Огня длилось от пяти минут до нескольких часов. В прошлом году священник появился с Огнем уже через пятнадцать минут, а вот за два года до этого он пробыл в часовне три с половиной часа.

ССС:
В конце концов, кто мешает установить там камеру для фиксации данного явления? Почему те же мусульмане никого в свою Каабу не пускают? Всё это необходимо для безоговорочной, безрассудной веры и подчинения разума. Если не скрывается ничего, то почему не дают исследователям хоть немного поисследовать?

Нано пук:
Католики, кстати, так не наглеют и до фокусов не опускаются. Хорошо, что хоть один православный сознался, и Кураев молодец. Ну зачем пропагандировать явную ложь и фокусы? Ну как образованный человек в 21 веке может поверить в такие чудеса? Только ежики в тумане и пензенские затворники.

ЛЮДИ!:
НУ ЗАЧЕМ ВАМ ЭТИ ЗАМОРОЧКИ С РАЗНЫМИ РЕЛИГИЯМИ? ЗАЧЕМ ВАМ ЭТИ РЕЛИГИОЗНЫЕ ЧУДЕСА, НЕЛЕПОСТИ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ОТРИЦАНИЯ. НУ ЧТО ВАМ МЕШАЕТ ПРОСТО ВЕРИТЬ В ТВОРЦА?

Бер:
Ну наконец-то! Верьте, что огонь священный - кто мешает? Только не надо верить в этот цирк со схождением его на землю. Просто тошно от тех, кто в 21 веке верит в эту чушь. И от тех, кто разыгрывает такой наглый цирк и обманывает столько людей. Кстати, всем желающим советую сходить в цирк и посмотреть тамошних глотателей огня. Тоже священные, не обжигающие факелы, да? Кстати, заметьте - последнее время по центральным каналам и новостям очень много говорят о религии. Очень много сюжетов об этом. Оно и понятно - религия всегда является отличным методом контроля общества.

На портале Кредо.ру развернулась острая дискуссия о «чуде» нисхождения Благодатного Огня и о его роли в укреплении достоинства Православия. Небезызвестный отец Глеб Якунин 23 апреля 2008 года опубликовал здесь Открытое письмо председателя Общественного комитета защиты свободы совести о. Глеба Якунина президенту РФ по поводу участия министра культуры РФ в распространении суеверий под видом поклонения Благодатному огню:

«Уважаемый господин президент, имею честь обратить Ваше внимание на незаконную деятельность министра культуры и массовых коммуникаций РФ Александра Соколова, связанную с нарушением принципов свободы совести и опасную для российской культуры. Речь идет об открытой пропаганде министром псевдоправославного суеверия, разоблаченного на днях Патриархом Иерусалима и всея Палестины Феофилом. Эта тема становится особенно актуальной накануне праздника Пасхи – Светлого Христова Воскресения, - когда миллионы верующих с помощью пропаганды, о которой идет речь, отвлекаются от духовной сути празднуемого События и вовлекаются в языческий по сути обряд огнепоклонничества.

Я имею в виду насаждаемое в последние годы в России под видом "православного обычая" поклонение огню, который якобы сверхъестественным образом возгорается на Гробе Господнем в Иерусалиме в определенную минуту Великой Субботы, причем строго согласно "старой" (юлианской) Пасхалии. Это поверие используется в церковно-политических целях – ради утверждения "истинности" одних христианских конфессий и недоверия к другим.

Вместе с тем, православные литургисты и богословы (например, профессор Ленинградской духовной академии Н.Д. Успенский) давно выяснили и подробно описали суть происходящего в Великую Субботу в храме Гроба Господня в Иерусалиме обряда возжигания святого огня. Этот обряд является древней литургической традицией, символизирующей то, что от этого Гроба воссияла Благая весть о Воскресении, распространившись, подобно святому огню, по всему миру. "Естественный" характер обряда возжигания огня в Великую Субботу подтвердил и Патриарх Феофил, встретившись в начале апреля нынешнего года с российской делегацией, направленной в Святую Землю Фондом Андрея Первозванного. Как передает его слова член делегации, профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев, "это церемония, которая является representation, как и все другие церемонии Страстной седмицы. Как некогда пасхальная весть от гроба воссияла и осветила весь мир, так и ныне мы в этой церемонии совершаем репрезентацию того, как весть о воскресении от кувуклия разошлась по миру". От себя диакон Андрей Кураев добавляет: "Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверно, и не мог".

Вместе с тем, официальные российские чиновники, несмотря на публикацию приведенных выше слов Патриарха Феофила, собираются вновь направиться на Святую Землю, чтобы приобщить россиян к суеверному поклонению огню. Более того, некоторые чиновники пытаются обвинять более образованного в вопросах богословия, литургики и истории Церкви диакона Андрея Кураева в неверном толковании слов Иерусалимского Патриарха.

Я особо обращаю Ваше внимание на позицию министра Александра Соколова, потому что повышение культурного уровня россиян является его основной должностной обязанностью. Несмотря на это, он в течение многих лет участвует в процедуре доставки святого огня в Россию и своими высказываниями поддерживает суеверное отношение к нему. Например, в 2005 году в интервью РИА "Новости" Александр Соколов заявил, что "схождение благодатного огня – это откровение для нашего поколения", которое "способствует духовно-нравственному возрождению нашего общества".

Более того, министр допустил и богохульные высказывания, оскорбляющие религиозные чувства православных, отождествляя возжжение огня с Причастием Телу и Крови Христовым: "Через изумление у людей возникает потребность духовного причастия к этом чуду".

Сейчас, когда сами высокопоставленные официальные представители Православной Церкви отчетливо разъяснили символический характер обряда возжжения святого огня, пропаганда подобных дремучих представлений, вытесняющих духовное переживание праздника Воскресения и ведущих к разрушению православной культуры, становится особенно нетерпимым. Конечно, любая пропаганда религиозных взглядов государственным чиновником с использованием своего служебного положения недопустима по закону. Но когда под видом пропаганды православия министр культуры насаждает дремучие суеверия, превращающие православие в языческую секту, это нетерпимо вдвойне.

Ввиду чрезвычайного общественного резонанса, который получили высказывания Патриарха Феофила накануне Пасхи, прошу Вас как главу государства и исполнительной власти признать профессионально непригодным министра культуры Александра Соколова, пресечь его незаконную и провокационную деятельность и освободить его от столь высокой государственной должности. Уверен, что миллионы православных, стремящихся исповедовать чистую Христову веру, не искаженную языческими суевериями и зороастрийскими культом огнепоклонничества, будут лишь благодарны Вам за это решение».

Андрей Езеров в авторской колонке Лестовка ссылается на свидетельства епископа Порфирия (Успенского) /1804-1885/:

«В тот год, когда знаменитый господин Сирии и Палестины Ибрагим, паша египетский, находился в Иерусалиме, оказалось, что огонь, получаемый с Гроба Господня в Великую субботу, есть огонь не благодатный, а зажигаемый, как зажигается огонь всякий. Этому паше вздумалось удостовериться, действительно ли внезапно и чудесно является огонь на крышке Гроба Христова или зажигается серною спичкою. Что же он сделал? Объявил наместникам патриарха, что ему угодно сидеть в самой кувуклии во время получения огня и зорко смотреть, как он является, и присовокупил, что в случае правды будут даны им 5 000 пунгов (2 500 000 пиастров), а в случае лжи, пусть они отдадут ему все деньги, собранные с обманываемых поклонников, и что он напечатает во всех газетах Европы о мерзком подлоге. Наместники петроаравийский Мисаил, и назаретский митрополит Даниил, и филадельфийский епископ Дионисий (нынешний вифлеемский) сошлись посоветоваться, что делать. В минуты совещаний Мисаил признался, что он в кувуклии зажигает огонь от лампады, сокрытой за движущейся мраморной иконою Воскресения Христова, что у самого Гроба Господня. После этого признания решено было смиренно просить Ибрагима, чтобы он не вмешивался в религиозные дела, и послан был к нему драгоман Святогробской обители, который и поставил ему на вид, что для его светлости нет никакой пользы открывать тайны христианского богослужения и что русский император Николай будет весьма недоволен обнаружением сих тайн.

Ибрагим паша, выслушав это, махнул рукою и замолчал. Но с этой поры святогробское духовенство уже не верит в чудесное явление огня.

Рассказавши все это, митрополит домолвил, что от одного Бога ожидается прекращение (нашей) благочестивой лжи. Как Он ведает и может, так и успокоит народы, верующие теперь в огненное чудо великой субботы. А нам и начать нельзя сего переворота в умах, нас растерзают у самой часовни Св. Гроба.

Мы,- продолжал он, - уведомили патриарха Афанасия, жившего тогда в Царьграде, о домогательстве Ибрагима паши, но в своем послании к нему написали вместо "святый свет" - "освященный огонь". Удивленный этой переменою, блаженнейший старец спросил нас: "Почему вы иначе стали называть святый огонь?". Мы открыли ему сущую правду, но прибавили, что огонь, зажигаемый на Гробе Господнем от скрытой лампады, все-таки есть огонь священный, получаемый с места священного".

Не сочувствуя обману и лжи греков, всё-таки согласимся, что обман лучше явной бесовщины. Поэтому всё не так плохо, как может казаться».

Михаил Ситников отмечает - «Как ни покажется это странным, но люди суеверного склада вовсе не обязательно исповедуют какую-либо религию, хотя именно они, как правило, наилучшим образом подготовлены к тому, чтобы пополнить собою массы фанатиков любого вероисповедания. Но для человека не суеверного знание правды о возжигании Святого огня не является помехой вере. Прецедент, имевший место при участии двух достаточно известных представителей российского православного бомонда в результате посещения ими недавно Святой земли, лишний раз обнаружил глубокую пропасть, отделяющую глубоко осознанную веру от суеверия. Невинное, казалось бы, замечание диакона Кураева, уточняющее, по сути, что Патриарх Иерусалимский не видит в обряде возжжения Святого огня ожидаемого суеверами аномального явления, вызвало в России лавину эмоций. Кто-то оказался возмущен "неверием" Патриарха, кто-то - цинизмом Кураева или откровенным хамством другого участника российской группы, кто-то увидел в словах Патриарха кощунственное отношение к чуду, а кто-то, наоборот, проявление Промысла Божия, выводящего представления об одном из наиболее знаковых храмовых актов христианства на новый, более высокий уровень. Одни видят источником сущего Бога, а вторые – что-то вроде странного совпадения мириадов случайностей. В общем, страсти по поводу природы обряда, вокруг которого разного рода небылицы складывались и поддерживались веками, разыгрались нешуточные.

Возникновение в головах по-разному религиозных людей путаницы между христианским храмовым Чудом и легендарным чудом противоестественного самовоспламенения совершенно естественно. Это легко проясняет даже вульгарная аналогия с чудом-телевизором, который для верующего в духов предков жителя амазонских лесов будет проявлением сверхъестественного, а для верующего во Христа или в Аллаха современного москвича - удобным или вызывающим досаду предметом быта.

О том, что чисто технологически представляет собой обряд Святого огня, спорить давно уже стало бессмысленно. Древние свидетельства ал-Бируни, ал-Масуди или ал-Джахиза с их анализом академиком Крачковским, сообщения о проверке факта "чудесного схождения" египетским правителем Ибрагимом, свидетельства иерусалимского духовенства того времени, записки епископа Порфирия (Успенского) и многое иное – все говорило о литургичности обряда возжжения Святого огня. Так что нынешнее подтверждение давно известного факта Патриархом Иерусалимским не является чем-то беспрецедентным, особенным в контексте общепринятого христианского церковного отношения к Чуду. Новостью стало это лишь для просыпающихся толп суеверных маловеров, жаждущих необычного ради самого необычного – увы, больше всего таковых в "православной" России.

Желая, чтобы в Великую Субботу у Храма Гроба Господня с неба при непременном сверкании молний сходил неземной огонь, который горит и не опаляет, да сходил еще только в руки официальных православных, самые православные среди которых, понятное дело, из РПЦ МП, люди возмущаются, если кто-то хотя бы на йоту уклоняется от такой модели. То, что на самом деле все вовсе не так, для большинства из них, совсем неважно – главное, чтобы все говорили об их чуде только так. Поэтому простой ответ христианского Патриарха на простой вопрос о возжжении огня, не совпадающий с магическими представлениями, и вызвал истеричную реакцию у одного зомбированного такими представлениями члена российской группы и стал причиной впадения в некоторую прострацию другого. Если г. Чапнин, следуя традиционному стилю отечественных дискуссий, просто перешел на личности и обвинил в хамстве Патриарха, поколебавшего основы патриотического культа, то диакон Кураев, знающий об истинном положении дел, прибегнул к дежурной мрачноватой иронии.

Спроси любого верующего – священнослужителя или мирянина - о том, как воспринимает он ежедневно отправляемое священником у Престола совершение Божественной Литургии с Таинством преложения Святых Даров, он несомненно назовет это великим Чудом. Но громко возмущаясь "отрицанием чуда схождения огня", эти же умозрительные "священник и мирянин" красноречиво подтвердили бы обоснованность сарказма Патриарха Феофила по поводу того, что не всем дано понимать "греческую метафизику". Людям, не способным видеть Чудо в самом явлении "Церковь", за которую принимают чаще всего разные административно-территориальные канонические структуры, очень трудно, а то и совершенно невозможно разъяснить, что Чудом Великой Субботы является сам Гроб Господень и все, что с ним связано. А возжжение огня – только часть традиционного священного чина, о котором извне, под влиянием разных исторических эпох и политических обстоятельств, надумано и наговорено немало фантастических предположений, обернувшихся суевериями. Желающие "грома и молний" при "схождении огня" по самому типу своей религиозности оказываются не способными ощутить того, что этот и в самом деле Святой огонь свят не по причине "физической аномальности" явления, которое при Чуде такого уровня было бы даже неуместно.

В недавно опубликованном интервью профессора Павла Флоренского есть замечательная оговорка о том, что "к чуду… нужен еще "чудовидец" и "чудопонимающий". Невосприимчивые к чуду убежденные атеисты могут даже спекулировать этими словами, используя их как доказательство того, что "всякие чудеса рождаются у верующих в их мозгу". Профессор же говорил о совсем ином – об уровне восприятия чудесного, где для кого-то чудом будет разве что шоу-аттракцион Дэвида Копперфилда или посадка НЛО в Александровском саду, а для кого-то оно в Чуде возжигаемого многие века от тайной лампады Святого огня и в Чуде Божественного Присутствия во время совершения Литургии.

Неизбывная и повсеместная тяга людей к чудесному говорит о том, что жизнь людей без чуда была бы неполной. Однако, как сами люди в чем-то одинаковы, но, в сущности, и различны, так и чудеса, воспринимаемые ими, всегда разнятся, соответствуя уровню сознания людей. Ну чем не чудо, скажите на милость, полеты Симона-волхва, которые смущали даже живших с осознанием постоянного присутствия Бога его современников? Оно и было чудом, но уже не истинным, а лже-чудом, померкшим в свете апостольского Чуда христианства. Так же, как померк бы и факт аномального самовозгорания свечей от молнии, имей он место в пещере на самом деле, перед христианским Чудом Святости духовного огня Воскресения, от Гроба Господня воссиявшего.

Что же касается возможного разочарования в отсутствии "уфологического" источника пламени, которое представители светских общественных и государственных организаций развезут самолетами по городам и весям, то это совсем иная тема. Совсем другая плоскость заложенной в человеке религиозности, которая используется не на пути духовного совершенствования и спасения, а в чисто утилитарных – политических, идеологических и прочих неизменно манипулятивных земных целях».

Игумен Григорий объясняет насаждаемый ныне в РФ культ Благодатного Огня как один из устоев государственного православия:

«Робкие или, во всяком случае, непоследовательные эксперименты 90-х годов давно уже сменились в этой области сознательными попытками выстроить государственную политику, пусть пока и в "пилотном режиме". Пора подводить промежуточные итоги и думать, как двигаться дальше - каким должно быть то российское государственное православие, которое в недалеком будущем надлежит внедрять в полноценных "промышленных масштабах".

Путинская политика в этой области началась восемь лет назад с одновременного осознания двух фактов, которые осознавались российскими политиками уже с середины 1990-х годов, но обычно порознь, а не вместе. Факт первый: православие для России - важный фактор стабилизации государственной власти. Факт второй: соответствующие функции православия не могут обеспечиваться услугами администрации РПЦ МП.

Иными словами, вопрос о государственном православии является существенным вопросом государственной безопасности, и поэтому стратегическое управление в этой области может осуществляться представителями государственной властной вертикали.
Приблизительно, таковы были теоретические представления Путина и его окружения на всех этапах его президентства, исходя из которых то лично Путин, то - гораздо чаще - какие-либо близкие к Кремлю силы совершали те или иные шаги по выстраиванию государственной религиозной политики. Повторим, что речь всегда шла об экспериментах, хотя подчас и довольно масштабных. Совершенно естественно, что эксперименты часто противоречили друг другу: у одних и тех же людей по мере осмысления того или иного опыта в чем-то менялись взгляды, да и, главное, эксперименты велись силами разных команд, исходивших подчас из разных моделей политического будущего России. По поводу светской политики у нас часто любили рассуждать о противоречиях между "разными башнями Кремля". Но те же самые противоречия сказывались и на экспериментах в политике религиозной.

Путинское время принесло радикальный отказ от прежней эпохи "подсвечников" (высших государственных чиновников на солее Храма Христа Спасителя – ХХС - со свечками в руках и нелепыми выражениями на лицах) и два новых тренда.

Первый тренд был создан самим Путиным и теперь продолжает развиваться Медведевым: образ государственного человека, глубоко религиозного в жизни личной, но подчеркнуто рационального и прагматичного на своей светской работе. Этот тренд не только не подразумевает принадлежности высших госчиновников к особой православной субкультуре, но, наоборот, всячески подчеркивает или хотя бы "моделирует" их рядовое положение среди православных прихожан и "захожан": это бывало особенно заметно при посещениях Путиным разных маленьких храмов, особенно когда на великие церковные праздники он отдавал им предпочтение перед ХХС. По логике этого тренда, перед православием "все равны". Сооружения вроде ХХС и патриаршие службы полезны тем, что президент получает возможность на них демонстративно отсутствовать, посещая в это время "самые обыкновенные" храмы. Православие становится государственным культом лишь в том смысле, что к светским общегосударственным праздникам для всего народа прибавлено еще несколько выходных дней (а за это русские люди никакого президента не осудят).

Альтернативный тренд реализует идею вписывания политической элиты в православную субкультуру. Естественно, что ни в одну из готовых православных субкультур политическую элиту органично вписать нельзя. Если она и может влиться в ряды так называемых "церковных людей" (прекрасно описанных в диссертации А.В. Тарабукиной "Фольклор и культура прицерковного круга". – Санкт-Петербург, 2000), то лишь составив там свой совершенно особый отряд. А это означает, что для политической элиты технически невозможно использовать готовые "дивеевские канавки" и прочие "матронушкины могилки", а необходимо придумать нечто новое, некоторый особый культ, недоступный всем желающим, вокруг которого можно будет начать выстраивать новую православную субкультуру специально для правящего сословия. В точном соответствии с вовремя записанным у Пелевина лозунгом где-то в окрестностях ХХСа: "Солидный Господь для солидных господ". Этот новый культ, разумеется, должен иметь понятную всем традиционно православную основу, но при этом обладать свойствами элитарности, при всей своей общегосударственной важности. Это значит, что только для ВИПов он может быть доступен "в реале", а для прочего населения он должен быть, как и все государственные церемонии высшего уровня, только новостным сюжетом по телевизору.

Так, собственно, и родился Фонд Андрея Первозванного, руководство которого в 2003 году придумало новый обряд ежегодного перенесения в ХХС Иерусалимского "Благодатного Огня". Влияние известного олимпийского ритуала не только не могло повредить идее, но и обеспечивало ее понятность народу - в массе своей более близкому олимпийским играм, нежели политическим играм вокруг православия.

Воцерковленные православные до сих пор не могу привыкнуть и недоумевают по поводу этого обряда. Во-первых, не все из них верят в то, что иерусалимский огонь нисходит чудесным образом (ведь в православии чудесная природа огня Великой Субботы - это отнюдь не догмат, и многие выдающиеся деятели православия писали о далеко не чудесной природе этого "чуда"). Во-вторых, что еще важнее, даже те из них, кто верят в чудо, не понимают, зачем придавать ему столь важное государственное значение - а ведь без веры в чудесную природу огня вся крайне дорогостоящая и помпезная затея Фонда Андрея Первозванного обессмысливается. И, в-третьих, самое главное (позволю себе тут процитировать православную журналистку Ксению Лученко, супругу одного из "разоблачителей" Патриарха Феофила и его "фокусов" - ответственного редактора "Церковного вестника" РПЦ МП Сергея Чапнина):

"Випы летят за благодатным огнем. А многие ли из них, прилетев, пойдут на ночную службу? Многие ли из них будут радоваться о Воскресшем Господе? Получается, что благодатный огонь становится важнее пасхальной литургии? Главным событием страстной седмицы? Великий пост как путь к благодатному огню... Гм-гм."

Да, православные не могут тут не увидеть некое вторжение в их прекрасно убранный уютный храм каких-то бесцеремонных людей с грязными сапогами, которым на настоящее храмовое действо наплевать: у них тут совершенно другой бизнес. Подозреваю, что эта реакция не совсем чужда также и Путину и Медведеву…

Но не будем больше о религии, а сравним оба новых тренда российской религиозной политики лишь в контексте их перспектив для политики светской.

В плане международной политики появление в России своего собственного нового религиозного обряда общегосударственного значения было бы важным сигналом: Россия - это не только не Европа, но и вообще нечто в основе своей чуждое европейской цивилизации. Да, может быть, Россия - это пока еще не Иран, где религиозные взгляды политиков чрезвычайно религиозны, но все же это страна, где простым людям положено обходить кругами "дивеевские канавки", а ВИПам - встречать по стойке "смирно" "Благодатный Огонь". Тут даже какая-то историческая аналогия может просматриваться: ведь в Иране, пока там не было ислама, тоже верили в благодатный огонь (и не худо вспомнить, чем это кончилось).

Для России, которая намерена выстраивать свою внешнюю политику по заветам фильма архимандрита Тихона (Шевкунова) о Византии, то есть в острой конфронтации с Западом, нынешний новосоздаваемый культ "Благодатного Огня" был бы очень органичен. Собственно, и нашумевший фильм, и деятельность Фонда Андрея Первозванного - плоды одного и того же менталитета.

Но для внешней политики Путина и Медведева с ее стратегической целью построения вместе с Западом системы глобальной безопасности - это неприемлемо категорически. Президент России должен быть человеком, для западной цивилизации не чужим. Он не должен участвовать в каких-то новых культах, порождаемых религиозными субкультурами, пусть даже выращенными искусственно в лабораториях Кремля. Его религиозность и вообще государственная религиозность его страны не должна иметь никакого налета экзотики или экзальтации. Она должна быть нормальной, то есть обыкновенной. Западные партнеры и вообще все трезвые и деловые люди не обязательно должны разделять религиозные взгляды президента, но они должны понимать, что его взгляды не мешают ему жить по тем международно принятым представлениям о допустимом и недопустимом, которые подразумеваются для всей западной цивилизации общепринятыми.

Путин хочет, чтобы его уважали как сильного лидера, но не хочет, чтобы его боялись, как маньяка. Поэтому он не станет строить Россию, которая бы угрожала Америке ядерными ракетами, двигатели которых возжигаются "Благодатным Огнем"».

Поскольку умышленно десубъектизируемое по понятным шкурным мотивам российское общество отбрасывается в реакцию с культом главначпупса и торжеством мракобесия, то новый государственный обряд Благодатного Огня стоит в одном ряду с пензенскими подземными затворниками, возведением в святые незадачливого последнего российского императора, государственным празднованием Рождества 7 января, навязыванием детям Закона Божьего, показной набожностью зурабовых и т.п. Героин суеверия впаривается в души растерянных подданных с помощью самых высоких технологий. И на горизонте маячит «День опричника» Владимира Сорокина. Но вдруг реакция нарвалась на оплеуху.

 

адрес статьи http://skurlatov.livejournal.com/478669.html

Комментарии
я успокаиваю
Автор: yur yura дата: 2011-04-04 12:23:35
1. kgagent Я успокаиваю человека и даже поддакиваю и говорю, что много в мире пока непознанного, но каждое «чудо» надо воспринимать критически и прежде всего искать его естественно-научные причины. Хороший пример – исследование Туринской плащаницы, которое уже принесло много интереснейших результатов, хотя до разгадки всех тайн ещё далеко. А мироточение ряда чудотворных икон или нисхождение Благодатного Огня следует для начала подвергнуть сомнению. «Верить» - для досубъектных, а субъектным присуще не «верить», а «знать». Тем более, что о фальсификации чуда с возжиганием Благодатного Огня говорят сами православные иерархи. 
2. yur yura поиски математики в занятиях не математикой такой же абсурд как представления математики без таковой 
3. вот так и в боге 
4. осмысление отклонений само уводит от бога как объекта рассмотрения 
5. тогда как 
6. переосмысление самого понятия приводит понимание предмета бога с осмысленной позиции 
7. пример 
8. бог как благодатный огонь это как 
9. а так как математика вот она в благодать пользуйтесь ею во блага 
10. а 
11. бог как плащаница собственной персоны 
12. и тут как в математике математика математики которой она предстаёт запечатлевшись собой  
13. итэдэ 
14. но если нет самого представления бога то что представят понимания его понятия  
15. иже 
16. начать бы бога как предмет с определения его понятия бог это  
 
5.1.0- -7 ,-39-, 5(я успокаиваю

Комментарии разрешено оставлять только зарегистрированным пользователям.
Войдите в систему или зарегистрируйтесь.

< Пред.   След. >
 
дополнительно
Афоризм
Анекдот






Advertisement

Mambo is Free Software released under the GNU/GPL License.

Design С 2005 by "VK Studio"
Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика